Транспорт GTA San Andreas — служебные машины GTA RiotPixels

АМО против Мерседесов какими были первые «скорые помощи» — – автомобильный журнал

Опыт первого серийного производства карет «скорой помощи» в СССР относится к середине 20-х годов. Нетрудно догадаться, что те машины не выдерживали никакой критики — переделанные из итальянских грузовиков, холодные, тряские, маломощные. На счастье особо удачливых больных, параллельно с АМО работали и импортные Мерседесы. О том, как зарождалась служба «скорой помощи» — в нашем первом материале из серии, посвящённой специальным медицинским автомобилям Советского союза.

Истоки

С лужба скорой медицинской помощи в её современном виде зародилась по историческим меркам недавно – в конце XIX века. До этого лечением больных занимались, в основном, семейные и земские врачи. Но росли города и фабрики, а вместе с ними – число несчастных случаев и болезней.

Начиная с 1881 года, в европейских столицах и больших городах Российской империи при различных медицинских учреждениях стали создаваться службы скорой помощи: сначала в Вене, потом в Берлине, потом в Риге. Варшаве, Лодзи, Вильно, Киеве. 28 апреля 1898 года скорая помощь появилась и в Москве. Транспортом служили, конечно же, кареты на конной тяге.

Вскоре появились и автомобили, в первые десятилетия ХХ века, активно вытеснявшие лошадей, и, разумеется, медицинская служба приняла их на вооружение. Но архаичное словосочетание «карета скорой помощи» оказалось на редкость живучим. Оно иногда встречается даже сейчас.

Датой появления первой в мире санитарной машины считается 1 марта 1900 года, когда моторный экипаж появился в распоряжении медиков Нью Йорка. Но это был не автомобиль, а… электромобиль! В начале ХХ века в разных странах шли активные эксперименты по внедрению электрической тяги на самоходном безрельсовом транспорте. Электричество тогда ещё казалось серьёзной альтернативой двигателю внутреннего сгорания.

Первые в России

Временем появления первого в России медицинского автомобиля с носилками считается 1907 год. Тогда в Санкт-Петербурге на Международной автомобильной выставке был представлен медицинский автомобиль на шасси ныне здравствующей французской фирмы Renault с русским кузовом фабрики Фрезе, первого в нашей стране автозавода. Для начала прошлого века это была типичная практика: автомобильная фирма строит только ездящее своим ходом рамное шасси со всеми агрегатами и капотом, а кузов по желанию заказчика изготавливает специальная кузовная фабрика, выросшая из каретной мастерской. И в России существовал ряд мастерских, строивших кузова на иностранных шасси.

Первая машина скорой помощи в Москве куплена Обществом скорой помощи на пожертвования частных меценатов в 1912 году. Обратите внимание – речь пока шла о единичных или единственных на целый большой город медицинских автомобилях. Данные о марке шасси точно не установлены, но известен конструктор кузова этой «скорой», врач В.П. Поморцев. Через год свой вариант медицинского кузова представил владелец известной московской каретной фабрики Пётр Петрович Ильин.

Он продолжал старую династию каретников — семейное предприятие основано его предками ещё в 1805 году. В ХХ веке Ильин не только начал строить кузова, он сотрудничал с европейскими фирмами, продавая их машины и запчасти, даже готовил свою фабрику к производству самих автомобилей. Его вероятным партнёром, скорее всего, стала бы французская фабрика La Buire. Своей будущей продукции Ильин успел дать марку «Руссо-Бьюир». Но затем случился большевистский переворот.

В революцию Ильин не погиб и не иммигрировал, а начал сотрудничать с большевиками, и в результате в 20-х остался работать на своём бывшем предприятии директором (по другой информации – главным инженером).

Толчок массовой постройке медицинских кузовов дала, конечно же, Первая мировая война. Для перевозки раненых создавали целые автоколонны. В медицинские машины переоборудовали любой подходящий транспорт: лимузины, грузовики, полугусеничные шасси.

На фото: Санитарная колонна времён Первой мировой

Но вот гражданской службе скорой помощи война и революция нанесли огромный урон. Так, когда в июле 1919 года на Коллегии врачебно-санитарного отдела Московского Совета рабочих депутатов, проходившей под председательством известного врача Н.А. Семашко, было принято решение об организации в столице станции скорой помощи, в распоряжении московских медиков было только две стареньких машины.

На фото: Медицинская машина Первой мировой

Первый блин

Серьёзное возрождение службы началось в Москве в 1923 году, когда её возглавил другой сильный руководитель и известный врач Александр Сергеевич Пучков. Именно при нём встал вопрос о закупке новых машин скорой помощи с носилками и легковых машин неотложной помощи для разъезда врачей на вызовы. По имеющейся информации, на нэповские червонцы были куплены машины Mercedes (обратите внимание – ещё без Benz), Adler и FIAT.

Читайте также:  Ремонт подвески Hyundai Matrix – цены на ремонт ходовой Хендай Матрикс

На фото: Мерседес и его пациент

В день седьмой годовщины Октябрьской революции по Красной площади прошли первые советские автомобили, которые ждал выпуск крупными сериями, грузовики главного тогда автозавода страны – АМО-Ф15. 1,5-тонная машина, как тогда посчитали, подходила для разных целей, в том числе для скорой помощи. На АМО был мощный кузовной цех, где спроектировали и построили первый советский автомобиль медицинской службы.

На фото: АМО в скорой

Примерно тогда же для нужд скорой помощи закупили в Германии специальные машины на шасси легкового автомобиля большого класса Mercedes-15/70/150PS. В руках медицинских работников сошлись лицом к лицу отечественный автомобиль и иномарка.

На фото: Мерседес на выезде

Для продукции завода АМО это был настоящий позор. Скорая помощь московской постройки привела в ужас и врачей, и водителей, и больных. Дело в том, что на заводе не внесли никаких изменений в грузовое шасси. Судите сами: честная железная машина, рассчитанная на полторы тонны поклажи, повезла по булыжнику и грунтовкам от силы пять человек – шофёра, врача, фельдшера, санитара и больного.

Какая получилась плавность хода? Правильно, абсолютно недопустимая для медицинского автомобиля! Трясло беспощадно, доставляя пациентам порой невыносимые страдания, а иногда вызывая летальный исход! Кузов не отапливался. Рабочее место водителя оказалось исключительно неудобным. Руль находился справа (особенность, унаследованная от итальянского прототипа FIAT, на Аппенинах правый руль сохранялся на грузовиках до 60-х годов). А рычаг ручного тормоза стоял… за бортом кабины. Вероятно, иногда после рабочей смены медикам приходилось оказывать помощь… своему же шофёру! Всё это дополнялось маломощным 35-сильным двигателем.

На этом фоне изделие уважаемой немецкой фирмы, закупленное «Мосздравотделом» казалось сказкой! Да, Mercedes внешне выглядел архаично даже для тех лет. Высокий, как у дореволюционных лимузинов, угловатый кузов, колёса со спицами, открытое с боков рабочее место водителя и переднего пассажира. Украшали его только стильная облицовка в форме «домика», огромные фары и знаменитая эмблема-звезда. Зато шасси с длинной базой обладало плавностью хода представительского легкового автомобиля и мощным двигателем. В просторном медицинском салоне находилось двое носилок, и он был оснащён двумя отопительными устройствами. На машине присутствовал даже специальный сигнал.

На фото: Мерседес «Мосздравотдела»

Добротные немецкие двигатель и агрегаты никак не могли «убить» ни наши тогдашние дороги, ни наш бензин, ни наши уровень техобслуживания и качество смазочных материалов. «Мерседесы» прослужили советским медикам едва ли не до начала Великой Отечественной войны при больших суточных пробегах.

Наступают 30-е.

Но НЭП заканчивался, и с ним уходила возможность покупать дорогие иномарки. А начиналась индустриализация, предусматривавшая массовый выпуск советских автомобилей. Отвечавший за закупку лицензии за рубежом председатель «Автотреста» М.Л. Сорокин выбрал для производства в СССР «наиболее дешёвый тип автомобиля» – американский Ford A/AA.

Уже в 1930 году из США пошли машино-комплекты для сборки на московском заводе КИМ и на нижегородском Первом автосборочном заводе в Канавино. Появилось новое шасси для постройки медицинских автомобилей, опять 1,5-тонный грузовик! К счастью, у грузового Ford, в отличие от АМО и будущего ГАЗ-АА, сзади были односкатные колёса.

Именно на базе «советских Фордов» ремонтные предприятия, обслуживавшие медицинские учреждения, начали разрабатывать свои проекты специальных медицинских кузовов. Известны, как минимум, два таких проекта – Московский и Ленинградский.

На фото: Бригада скорой помощи, подчинённая ленградской пожарной команде

Московский вариант даже строили в кузовном цехе завода АМО/ЗИС. Наконец, водитель и пассажир сели в закрытую кабину, хотя и не очень удобную. Чтобы победить недопустимую грузовую «плавность хода», на машины стали устанавливать ящики для балласта – мешков с песком. В силу схожих размеров, эти кузова незаводского происхождения потом достались по наследству советским «полуторкам» ГАЗ-АА.

Кареты с фонарями, или как вызвали «скорую помощь» в начале XX века

История «скорой помощи» в Москве достойна отдельной экскурсии, и начинать ее следовало бы отнюдь не от Шереметевской больницы, ныне НИИ скорой помощи имени Н.В.Склифосовского. Надо сказать, до конца 90-х годов XIX века ничего подобного ни в Москве, ни в России не существовало. Жертв болезней и травм городовой увозил на извозчике в полицейский участок, и там каждый раз долго думали, что с ними делать: то ли искать родственников, то ли везти в больницу для бедных. Во всем остальном мире дело обстояло примерно так же — вплоть до декабря 1881 года, когда в Вене, в театре комической оперы, случился пожар и погибли 479 человек. Обожженные люди, выпрыгивавшие из окон и ломавшие ноги, умирали прямо на снегу, потому что некому было развезти их по больницам. На следующий день в Вене была учреждена Станция скорой медицинской помощи. Новшество быстро распространилось по Европе, но только через 17 лет докатилось до Москвы.

Читайте также:  Рейтинг 7 лучших антифризов для автомобиля 2019 - 2020 года

Первые кареты “скорой помощи” вместо мигалок были оборудованы фонарями

И вот в 1898 году при Сущевском и Сретенском полицейских участках на пожертвования благотворителей были открыты две первые Станции скорой помощи — для оказания медицинской помощи на месте происшествия и при необходимости — доставки в больницу. Каждая из них располагала одной каретой, запряженной парой коней. Вместо современной мигалки — зажженные даже днем фонари. В остальном все примерно так же, как и сейчас: бригада (врач, фельдшер и санитар), носилки, укладка (профессиональный чемоданчик) с медикаментами.

Кареты выезжали только к тем, кто пострадал на улице, — забирать больных из домов строжайше запрещалось. А поскольку «скорая помощь» (в отличие от врача, которого приглашали на дом) была бесплатной, то, случалось, больных специально выносили на улицу. Вызвать «скорую» мог не всякий, кому в голову взбредет, а только официальное лицо — городовой, дворник или ночной сторож. Впрочем, с вызовом вообще было много проблем — телефонных аппаратов на всю Москву насчитывалось от силы десятка четыре. Зато все владельцы телефонизированных квартир по специальному распоряжению городских властей должны были предоставлять свои аппараты для звонка на Станцию скорой помощи в любое время дня и ночи.

Особым приказом обер-полицмейстер установил и очередность, в которой следовало принимать вызовы. В первую очередь надлежало забирать пьяных, находящихся в бесчувствии. Остальных же пациентов, с переломами, ушибами, ранами, упавших с высоты, просто внезапно заболевших, по мнению обер-полицмейстера, в случае занятости кареты «скорой помощи» можно было по старинке доставить в больницу и на извозчике. Первый «скоропомощной» автомобиль появился в Москве в 1914 году, но ненадолго — его вместе с 15 каретами мобилизовали на фронт Первой мировой, перевозить раненых, а Станции скорой помощи закрылись аж до 1919 года. И только при советской власти нашлось место для новой станции – на территории той самой Шереметевской больницы на Большой Сухаревской площади.

Странноприимный дом, где в 1919 году разместилась станция “скорой помощи”, фото с сайта https://pastvu.com Он же с другой стороны, фото с сайта https://pastvu.com

Эту больницу в самом начале XIX века основал граф Николай Петрович Шереметев по просьбе жены Прасковьи, в девичестве Ковалевой-Жемчуговой. Сначала предполагалось, что здание будет скромным, но тут графиня умерла, и безутешный граф решил превратить строящийся Странноприимный дом в грандиозный памятник усопшей. Он поменял архитектора, пригласив самого Джакомо Кваренги, не пожалел на строительство двух с половиной миллионов рублей, еще полмиллиона отписал на содержание больницы. Современники, пораженные размахом и щедростью, прибавили к фамилии графа прозвание Милосердов. При больнице был и храм, а в одном из ангелов на фреске, украшающей купол, угадывается облик графини Прасковьи.

После революции в Шереметевской больнице отвели под единственную на всю Москву Станцию скорой помощи три крошечные комнатки. Автопарк был тот же, что и в 1914 году: пятнадцать карет плюс один автомобиль. Гараж для него нашли на Миусской площади. Каждый раз, получив вызов, врачу приходилось сначала дозваниваться на Миусскую, потом ждать, пока машина доедет до Большой Сухаревской, и потом только отправляться к больному. И все равно выходило существенно быстрее, чем на запряженной конями карете.

Первый автомобиль “скорой помощи”, фото с сайта https://pastvu.com

К 1923 году у «Скорой» было уже две бригады и два автомобиля, а гараж для них оборудовали прямо во дворе Шереметевской больницы (вскоре к ним прибавилась еще пара мотоциклов — для выезда на дом к внезапно заболевшим, что стало прообразом нынешней «неотложки»). Да и телефонных аппаратов на Станции стало целых пять. Они непрестанно трещали, взывая о помощи: «зарезали в драке», «попал под лошадь», «ребенок упал со 2-го этажа». Телефонистки, случалось, не справлялись и падали в обморок. Амбарные книги, куда записывались вызовы, переполнялись за неделю. Словом, Станция скорой помощи набрала солидности и даже стала навязывать приютившей ее Шереметевской больнице собственный стиль. Ведь госпитализировать больных «скоропомощники» предпочитали именно туда, чтоб не нужно было далеко возвращаться на Станцию. Так Шереметевская больница естественным путем превратилась в специализированную, экстренную. Дело кончилось тем, что ее преобразовали в Научно-исследовательский институт скорой помощи — имени, как мы знаем, Склифосовского. Со временем «Склиф» стал самым знаменитым медицинским учреждением в стране. Обновив заодно и основательно угасшую к этому времени славу замечательного русского врача — Николая Васильевича Склифосовского, очень много сделавшего для русской медицины вообще и для московской в частности — разве что не имевшего прямого отношения ни к «Скорой помощи», ни к Шереметевской больнице. Впрочем, о нем будет отдельный рассказ.

Читайте также:  Замена-ремня-генератора-своими-силами-на,Форд-Фокус-2-Фото-(Видео) Форд Фокус Фан

Ирина Стрельникова #совсемдругойгород экскурсии по Москве

В Странноприимном доме графа Шереметева

Как появилась скорая помощь в России

Долгое время оказанием медпомощи больным и калекам в России занималась церковь. Позднее эта обязанность перешла к полицейским, доставлявшим заболевших и увечных в городские больницы.

Примечательно, что первые бригады скорой помощи передвигались на каретах. И сегодня многие по старой памяти называют автомобили скорой именно так. Да и состав бригады СМП практически не изменился.

Болящие под надзором церкви и полиции

До конца XVIII века в России бесплатная медицинская помощь не оказывалась никому. Люди побогаче обращались к семейным врачам, те, кто был победнее, лечились народными методами. При церквях тогда имелись богадельни, там лечили всех обратившихся больных и увечных. Лечили там всех, независимо от положения в обществе и вероисповедания. А если в городах вспыхивали эпидемии, то роль, схожую со службой скорой помощи, исполняли полицейские.

Полицейские перекрывали районы, в которых бушевала заразная болезнь, убирали и хоронили тела. Позднее при некоторых участках полицейской службы стали организовывать приёмные покои. Туда доставляли пострадавших от различных несчастных случаев. Занимались этим сами полицейские или пожарные. А история именно скорой медицинской помощи в России начинается в 1898. Идея о необходимости такого сервиса для народа возникла после страшной Ходынской катастрофы в 1896 году.

Работа первых станций скорой помощи

В 1897 самая первая станция неотложной помощи открылась в Варшаве. А через год целых три пункта СМП организовали и в столице. Инициатором их появления был Николай Вельяминов — известный профессор медицины. Он придумал план и осуществил проект станций по оказанию медицинских услуг на дому для больных.

На любой медстанции имелись кареты скорой помощи, запряжённые лошадьми. К одной карете приписывалась своя бригада скорой помощи. Но команда эта была небольшой: в карете ездили санитар, а также фельдшер, изредка к ним присоединялся доктор. Причём доктора были полицейскими. Вместе с ними на станциях часто дежурили студенты медицинских университетов, выезжавших и на вызовы. Таким образом интерны учились оказывать первую медицинскую помощь.

Чаще всего кареты скорой помощи вызывали на улицу. Приезжающие медики осматривали больного и записывали его данные. После они регистрировали вызов и указывали, в какую больницу отвезли больного. Получается, что за прошедшие века порядок работы бригады скорой помощи практически не изменился. Первую машину, заменившую карету СМП, купили в 1908. А всего четыре года спустя был разработан специальный санитарный автомобиль для перевозки больных. Но после революции 1917 развитие российской скорой помощи немного застопорилось.

История российской службы скорой помощи после 1917 года

Пару лет после прихода к власти большевиков российская служба скорой помощи функционировала кое-как. Лишь в 1919 году в Ленинграде, Киеве, Одессе и столице России организовались новые подстанции СМП. А в 1926 началась история неотложной помощи больным. Именно тогда доктора с бригадой стали приезжать к людям, заболевшим дома. Им выписывались лекарства и план лечения, в больницы забирали в редких случаях. Почему? Потому что в то время врачи неотложки приезжали на вызов на мотоцикле. Существенные изменения в автопарке скорой помощи произошли лишь годы спустя после окончания Великой Отечественной.

В 1957 году в Ленинграде разработали и создали первую машину экстренной помощи. Работающая на нём бригада специализировалась на помощи людям в состоянии шока. Также были созданы медицинские бригады, специализирующиеся на болезнях сердца и неотложной помощи при инфаркте и инсульте. Кроме того, буквально за три-четыре года в столице организовали хорошие и квалифицированные педиатрические, психиатрические и неврологические бригады СМП.

Ссылка на основную публикацию
Adblock detector